Адекватность и эквивалентность перевода имен собственных при локализации игр

Share | Поделиться

Автор: Aiaal Romanov

Источник

Введение

 

В науке перевод рассматривается как способ общения между разноязычными объектами коммуникации посредством воспроизведения исходной информации на другом языке. Как правило, языковеды определяли перевод как замену текста на одном языке текстом на другом языке и лишь потом изучали требования, которым должен удовлетворять создаваемый текст, чтобы служить полноценной заменой оригинала, и отношений, возникающих между текстами оригинала и перевода в целом и между отдельными частями и единицами соответствующих тестов. Итак, лингвистическая теория перевода изучает соотношение единиц двух языков не изолированно, а в контексте определенного типа (оригинала и его перевода), и все данные, на которых эта теория базируется, получены из сопоставительного изучения таких текстов.

На сегодняшний день написано огромное количество работ по особенностям, трудностям и проблемам перевода. Но все они применимы, в основном, к деловому общению или художественным текстам. Но современный мир развивается огромными темпами и перед переводчиками встают новые, все более интересные и оттого все более сложные задачи. Одной из таких задач является локализация игр. Игровая промышленность на данный момент переживает небывалый подъём, ежедневно возникают все новые и новые миры, персонажи, расы. Но создатели таких объёмных и интересных игр, в основном, находятся за границей, а выпустить свой товар на международный рынок — едва ли не первостепенная для них задача. В этом случае они прибегают к помощи профессионалов — команде локализаторов.

Настоящее исследование представляет собой анализ способов перевода имен собственных при локализации игр на примере онлайн MMORPG World of Warcraft.

Актуальность данного исследования обусловлена тем, что, несмотря на освещенность проблемы перевода имен собственных в учебной литературе, вопросы ее практического применения при локализации игр оставляют широкое поле для исследования.

В качестве объекта исследования выступает перевод имен персонажей онлайн MMORPG World of Warcraft.

Предмет исследования — способы перевода имен собственных при локализации игр.

Цель нашей работы — выявление и описание способов перевода имен собственных при локализации игр на русский язык, а также оценка адекватности/эквивалентности таких переводов.

Данные для последующего анализа были отобраны методом сплошной выборки по следующему критерию: не игровые персонажи (далее НИП), доступные игрокам, представляющим обе фракции. Заданному критерию удовлетворяют следующие категории не игровых персонажей: «Аукционеры», «Банкиры», а также НИП, находящиеся в локациях «Даларан» и «Шаттрат»

Методы исследования: анализ теоретико-методологической литературы по проблеме исследования, метод сплошной выборки, метод сопоставительного анализа перевода, статистические методы.

Практическая ценность работы состоит в возможности применения ее положений при подготовке квалифицированных переводчиков или при самостоятельном изучении дипломированными специалистами для повышения квалификации.

Поставленные задачи определили структуру работы. Она состоит из введения, двух глав, заключения с основными выводами, глоссария и приложения.

 

 

1. Теоретические основы исследования адекватности и эквивалентности перевода при локализации игр

 

Основная задача в определении качества перевода состоит в выделении объективных критериев и соответствующих категорий научного аппарата анализа языкового текста оригинала и оценки его перевода, которые определят границы перевода оригинала, их объективную и субъективную обусловленность и создадут основу для определения обоснованности перевода, то есть «проверяемости качества перевода» [4].

Основным методом оценки перевода выступает сопоставительный анализ языковых текстов оригинала и перевода, который предполагает наличие целостной системы критериев оценки как средства проверки качества подобия перевода оригиналу для его положительного или отрицательного оценивания.

Современные переводоведы (И. С. Алексеева, М. Амман, В. Вилс, В. Коллер, К. Райе, П. М. Топер, С. Флорин, Дж. Хауз и др.) подчеркивают, что на сегодняшний день бурное развитие переводоведения создало довольно прочный фундамент, на котором может развиваться оценка качества перевода.

Однако до сих пор еще нет определенного ответа на вопрос, что такое оценка «правильности» перевода и что является предметом оценивающей деятельности в переводе. Центральной проблемой этого направления является выработка объективных научных критериев оценки текстов перевода, в том числе и исследование феномена вариативности художественных текстов (наличие нескольких адекватных вариантов перевода).

По мнению немецкого переводоведа К. Райе, занимавшейся данной тематикой и посвятившей ей ряд статей и монографию («Возможности и границы переводческой критики»), основными задачами при оценивании качества перевода являются установление, описание и оценка переводческих решений в тексте перевода. При этом важно, чтобы высказываемая специалистом оценка являлась не только его субъективным мнением, но была аргументированной и стремилась к объективности [29].

В связи с тем, что сопоставительный анализ подлинника и перевода является работой творческой, он не предполагает слепого следования схеме анализа, так как каждый текст требует конкретного подхода для осмысления.

Категория качества перевода является доминирующей категорией переводоведения, с которой все другие категории связаны отношением субординации. При оценке качества перевода в качестве критериев выступают нормативные аспекты перевода и типы соотношения перевода и оригинала.

Основным инструментом оценки качества перевода в переводоведении служат понятия адекватности и эквивалентности, которые применяются к конкретным результатам перевода. Рассмотрим основные аспекты содержания данных понятий.

Понятия эквивалентности и адекватности можно назвать ключевыми в теории перевода, однако, они еще не вполне устоялись и толкуются по-разному у различных исследователей. М. П. Брандес выделяет текстовую адекватность и языковую адекватность (эквивалентность) [5]; немецкие переводоведы К. Райе (К. Reiß) и X. Фермеер/Вермеер (Н. Vermeer) используют понятия Situationsadäquatheit (ситуативная адекватность)и Funktionsadäquatheit (функциональная адекватность) [31]; А. А. Горбачевский предлагает отказаться от термина эквивалентность и ограничиться термином адекватность [10]; А. Нойберт оперирует терминами коммуникативная эквивалентность и лингвистическая эквивалентность [13]; Г. Егер предлагает термин функциональная эквивалентность [13]; Г. Тури использует оба термина, при этом адекватность у него предполагает «максимальную эквивалентность», а термин эквивалентность – «реальную эквивалентность» [13].

Однако большинство исследователей единодушны в том, что оба эти термина отражают одну из основных особенностей перевода, а именно его тесную связь с оригиналом. Для их существования в пределах одной теории необходимо четко разграничить их понятийные области.

 

1.1 Понятие адекватности в теории перевода

 

Слово адекватность представляет собой локальный, чисто переводческий термин, в общенаучном плане адекватность не является термином и употребляется «нетерминологически» [17]. По предположению Н. К. Гарбовского, понятие адекватности пришло в теорию перевода из теории познания, где термин «адекватное» обозначает верное воспроизведение в представлениях, понятиях и суждениях объективных связей и отношений действительности [8].

Для теории перевода действительностью является оригинальный текст как прочная система связей и отношений между составляющими его элементами. Следовательно, задачей перевода является верное воспроизведение этой системы связей и отношений средствами другого языка.

В рамках направления общей теории коммуникации выделяется так называемая функционально-коммуникативная адекватность перевода, предполагающая воспроизведение в максимально возможной степени доминантной функции текста, формирующейся на основе коммуникативной интенции отправителя сообщения и нацеленной на обеспечение определенного коммуникативного эффекта со стороны получателя сообщения.

В связи с этим адекватным переводом может считаться «перевод, в котором воспроизводится функциональная доминанта исходного сообщения в соответствии с коммуникативной интенцией отправителя исходного сообщения» [26].

Таким образом, адекватность перевода предстает как функционально-прагматическая категория, ориентированная на намерения отправителя сообщения на ИЯ и реакции получателей этого сообщения, который определяет степень коммуникативной равнозначности оригинала и перевода, необходимую ему для решения задач коммуникации. В связи с этим некоторые исследователи считают необходимым разграничить разные уровни адекватности [6].

Различение типов адекватности вводит перевод в круг основных составляющих коммуникативного акта. Понятие адекватности здесь полностью вбирает в себя все типы соответствия между текстом оригинала и текстом перевода. В этом случае понятие эквивалентности оказывается излишним. Однако такой функциональный подход не предусматривает рассмотрения операций по максимально полному перевыражению всей системы смыслов, заключенной в тексте оригинала.

В связи с тем, что коммуникативный акт – это не только участники коммуникации, но и само сообщение, система смыслов в словесном обличии, не менее верным представляется и такой взгляд на перевод, при котором максимальное совпадение между содержанием оригинала и перевода считается очевидным. В этом случае «хорошим» или «правильным», признается только эквивалентный перевод [15].

В. Н. Комиссаров, исходя из положений концепции А. В. Федорова, уподоблявшего адекватность полноценности, полагает, что «оценочная трактовка эквивалентности делает излишним употребление термина адекватность» [15].

Однако понятию адекватности в отличие от понятия полноценности не свойственна оценочность, поэтому для устранения термина адекватность из теории перевода нет достаточных оснований.

Термин адекватность обозначает особую категорию теории перевода и его сосуществование с категорией эквивалентности не только допустимо, но и целесообразно.

При разграничении понятийных сфер адекватности и эквивалентности можно подчеркнуть, что «в переводе не все адекватно, что эквивалентно и не все эквивалентно, что адекватно» [8].

Такой взгляд на категории адекватности и эквивалентности совпадает с позицией А. Д. Швейцера. Этот исследователь, отмечая, что обе категории имеют оценочный и нормативный характер, подчеркивал отличия одной категории от другой.

Первое их различие он видел в том, что эквивалентность ориентирована на результаты перевода, на соответствие текста перевода определенным параметрам оригинала, в то время как адекватность связана с условиями протекания межъязыкового коммуникативного акта. «Иными словами, если эквивалентность отвечает на вопрос о том, соответствует ли конечный текст исходному, то адекватность отвечает на вопрос о том, соответствует ли перевод как процесс данным коммуникативным условиям» [30].

Второе различие состоит в том, что эквивалентность предполагает максимально полную передачу «коммуникативно-функционального инварианта» оригинала, в то время как адекватность представляет собой некий компромисс, на который идет переводчик, жертвуя эквивалентностью для решения главной задачи. Такой главной задачей считается сохранение в переводе функциональных доминант исходного текста, таким образом, адекватность имеет не максимальный, а оптимальный характер. «Иными словами, перевод может быть адекватным даже тогда, когда конечный текст эквивалентен исходному лишь на одном из семиотических уровней или в одном из функциональных измерений. Более того, возможны случаи, когда некоторые фрагменты текста неэквивалентны друг другу и вместе с тем перевод в целом выполнен адекватно» [30].

Таким образом, во всех концепциях происходит более или менее четкое разделение двух сфер: сферы речевых произведений и соотношения между ними и сферы условий коммуникации и коммуникативного акта в целом.

А. В. Федоров представляет обе эти сферы как два необходимых требования к полноценному переводу. У Ю. В. Ванникова они составляют определенные уровни адекватности, у В. Н. Комиссарова – уровни эквивалентности, а у А. Д. Швейцера определяются как адекватность и эквивалентность.

Несмотря на явные и неявные терминологические различия, вырисовывается в целом единый подход к выделению аспектов перевода, в рамках которых устанавливаются соответствия.

Учитывая семиотическую сущность перевода, исследователи определяют свои критерии соответствий в достаточно жестких рамках трех типов отношений, в которые вступают языковые знаки между собой и с окружающей действительностью, а именно прагматические, семантические и синтаксические отношения.

Все рассмотренные выше концепции адекватности представляют собой направление, особенностью которого является ориентация на исходный текст, то есть оценка качества перевода осуществляется путем сопоставления перевода с оригиналом.

Для понимания взаимодействия функциональных параметров текста, прагматики текста и определения их места в общей теории эквивалентности и адекватности, нам необходимо рассмотреть многоуровневые и функциональные модели эквивалентности.

 

1.2 Понятие эквивалентности в теории перевода

 

Способность оказывать на получателя воздействие сходное или почти идентичное тому, которое оказывает на своего получателя текст оригинала, многими авторами признается как непременное свойство «хорошего» перевода.

В частности, Л. К. Латышев считает, что исходный и переводной тексты должны быть, в первую очередь, равноценны по своей способности вызывать реакции у своих адресатов [21]. Он называет это свойство «равноценностью регулятивного воздействия». Адекватность же для него — более комплексное понятие, включающее как равноценность регулятивного воздействия со стороны оригинала и перевода, так и определенную степень семантико-структурного подобия перевода исходному тексту [21].

Несомненно, выбор языкового материала для построения высказывания зависит от цели, которую ставит перед собой автор, от его коммуникативной интенции. Только через анализ языкового материала в сочетании с анализом экстралингвистических условий порождения высказывания переводчик может прийти к пониманию коммуникативной интенции автора и в дальнейшем создать текст перевода с учетом этой интенции. Следовательно, текст перевода должно характеризовать еще нечто такое, что указывало бы на его связь с текстом оригинала.

Можно было бы принять термин Л.К. Латышева «степень семантико-структурного подобия текста перевода тексту оригинала», если бы в переводоведении не существовал другой термин -эквивалентность.

О происхождении понятия эквивалент в переводоведении идут споры. В. Вилс предполагает, что данный термин был взят из математики, где обозначает однозначное соответствие между элементами двух множеств; по мнению Г. Егера, термин взят из логики, так как логика представляет собой необходимую теоретическую посылку для двуязычного перевода. По словам исследователя Б. Илека, эквивалент как термин впервые был употреблен по отношению к переводу А. В. Федоровым, позднее – Дж. Кэтфордом – то есть, взят из лингвистики [13].

В. Н. Комиссаров предлагает следующее определение этому понятию: эквивалентность – это «максимально возможная лингвистическая близость текста перевода к тексту оригинала» [15].

Ю. Найда в своей концепции эквивалентности предлагает различать два вида эквивалентности: формальную и динамическую. Сам факт использования разных определений уже указывает на неоднозначность определяемого понятия [15].

Формальная эквивалентность «ориентирована на оригинал» и достигается обязательным сохранением части речи при переводе, отсутствием членения или перестановки членов предложения оригинала, сохранением пунктуации, разбивки на абзацы, применением принципа конкорданса (то есть перевод определенного слова всегда одним и тем же соответствием). Все идиомы калькируются, любые отклонения от буквы оригинала объясняются в сносках и т.п. [8, 13, 26, 31].

Другими словами, формальная эквивалентность не предполагает использования при переводе каких бы то ни было трансформаций, что на практике невозможно, так как при такой эквивалентности перевод не может быть естественным.

Динамическая эквивалентность «ориентирована на реакцию Рецептора» и стремится обеспечить равенство воздействия на читателя перевода. Это предполагает адаптацию лексики и грамматики, чтобы перевод звучал так, «как автор написал бы на ином языке» [13].

Таким образом, можно заметить, что динамическая эквивалентность, означающая, по сути, равенство реакций рецепторов оригинала и перевода, находится ближе всего к адекватности перевода.

Не случайно в дальнейшем Ю. Найда отказался от термина динамическая эквивалентность, заменив его термином функциональная эквивалентность [26].

Попытка построить типологию эквивалентности, найти те ступени, которые ведут от минимально возможной к максимальной эквивалентности, а также установить объективную, обоснованную границу, отделяющую перевод от «неперевода», приводит нас к теории уровней эквивалентности (Г. Егер, А. Д. Швейцер и В. Н. Комисаров).

В.Н. Комиссаров разработал универсальную типологию уровней эквивалентности при переводе. Предлагаемая им теория уровней эквивалентности отражает лингвистический подход к переводу как к процессу преобразований между языками.

В основе теории уровней эквивалентности лежит представление о том, что степень близости между оригиналом и переводом является величиной переменной. В.Н. Комиссаров выделяет следующие типы эквивалентных отношений между текстами оригинала и перевода.

1 Эквивалентность на уровне цели коммуникации, которая характеризуется наименьшей общностью содержания оригинала и перевода.

Под целью коммуникации понимается часть содержания высказывания, выражающая основную функцию этого высказывания. Цель коммуникации составляет очень важный элемент общего содержания текста и имеет первостепенное значение при переводе. Отдельные части текста могут обладать разной степенью коммуникации. Очень часто такой уровень относится к переводу фразеологизмов, пословиц и поговорок.

2 Эквивалентность на уровне описания ситуации, которая характеризуется немного большей общностью содержания разноязычных текстов, так как в обоих текстах говорится об одном и том же. В таком переводе может не быть совпадения в лексике и грамматике, но при этом описывается одна и та же ситуация, одни и те же связи между объектами. «The telephone rang and he answered it». В переводе читаем: «Зазвонил телефон, и он снял трубку». Не трудно заметить, что здесь перевод ближе к оригиналу, чем в предыдущем типе эквивалентности. Такой вывод основывается на нашем знании, того, что «снять трубку» это и значит «ответить на телефонный звонок». И здесь в переводе нет соответствия лексике и грамматике оригинала. Но уже очевидно, что в нем описывается «то же самое» — одна и та же ситуация, то есть некоторая совокупность объектов, реально существующих или воображаемых, а также связи между этими объектами. Большинство высказываний на любом языке используются для указания на определенные ситуации. При этом в высказывании никогда не указываются все признаки описываемой ситуации, а называются только некоторые из них. Набор признаков, упоминаемых в высказывании, составляет способ описания ситуации. В любом языке большинство ситуаций можно описать разными способами, выбирая разные признаки. Однако в каждом языке могут существовать свои предпочтения, в результате которых способ описания одной и той же ситуации, используемый в одном языке, оказывается неприемлемым в другом. Именно это мы и обнаруживаем в рассматриваемой группе переводов, принадлежащих ко второму типу эквивалентности. Переводы этого типа весьма многочисленны.

Существуют особые случаи описания ситуаций при переводе. Прежде всего, это имеет место в стандартных речевых формулах, предупредительных надписях, пожеланиях и т.д.

Существуют также ситуационные лакуны, то есть такие ситуации, которые в одном языке описываются, а в другом как бы не существуют, не упоминаются в речи. Так, по-русски принято желать здоровья человеку, когда он чихнет, а в Англии на это принято не обращать внимания.

3 Эквивалентность на уровне способа описания ситуации, при которой кроме общности цели коммуникации и общности ситуации сохраняются и понятия, с помощью которых была описана ситуация в исходном тексте. В романе американского писателя С.Льюиса «Эрроусмит» есть такой эпизод. Герой романа встречается со своей будущей женой в больнице, когда та моет пол. Они при этой встрече поссорились, и впоследствии, вспоминая причину своего агрессивного поведения, она объясняет: «Scrubbing makes me bad-tempered». В переводе романа читаем: «От мытья полов у меня характер портится». Сравнивая перевод с оригиналом, мы видим, что в нем использованы те же признаки ситуации и сохранены отношения между ними. В самом деле, в оригинале «Scrubbing» выражает причину, и такую же функцию выполняет русский эквивалент этого слова «мытье полов». По этой причине героиня становится «плохо-характерной», что и выражается в переводе теми же понятиями, хотя и другими частями речи (портиться, становиться плохим характер). В рамках одного способа описания ситуации возможны различные виды семантического варьирования. Выбор признаков, с помощью которых описывается ситуация, неполностью определяет организацию передаваемой информации. Сопоставительный анализ показывает, что наиболее часто отмечаются следующие виды варьирования семантической структуры высказывания.

А) Степень детализации признака. Описание ситуации избранным способом может осуществляться с большими или меньшими подробностями. Некоторые признаки непосредственно включаются в высказывание, а другие могут оставаться подразумеваемыми, легко выводимыми из контекста. Различное сочетание названных (эксплицитных) и подразумеваемых (имплицитных) признаков можно обнаружить во всех языках. Так, по-русски можно сказать «Он постучал и вошел», а можно в той же ситуации сказать «Он постучал в дверь и вошел в комнату». Точно также и по-английски можно выбрать между «Не knocked and came in» и «Не knocked at the door and came into the room».

Имплицитность английского высказывания подчас требует от переводчика особой бдительности. Встретив, например, сообщение, что военный корабль вооружен «with liquid rockets», переводчик не должен спешить озадачить читателя существованием «жидких ракет», а должен понимать, что в оригинале подразумеваются «liquidfueled rockets», то есть ракеты на жидком топливе.

Б) Изменение способа объединения признаков ситуации в высказывании. Одни и те же признаки могут входить в разные словосочетания. Можно, например, сказать «Он быстро скакал на своем скакуне», соединяя «быстро» с глаголом, а можно объединить этот признак с существительным: «Он скакал на своем быстром скакуне». Разные языки обладают неодинаковыми возможностями сочетаемости признаков, что отчетливо выявляется в переводе. «Manson climbed into the gig behind a tall black angular horse». Переводя эту фразу, переводчик неожиданно обнаруживает, что по-русски нельзя сказать «Он сел в коляску позади лошади», поскольку получается как будто лошадь то же сидела в коляске. По-русски можно сесть позади кучера, позади другого седока, но нельзя сесть позади лошади. Придется написать, что он сел в коляску, запряженную этой лошадью. Попутно заметим, что перевод этого предложения ставит перед переводчиком еще некоторые любопытные проблемы. «Tall» — это, конечно,»высокий», но, по-видимому, по-русски неприемлемо сочетание «высокая лошадь». Это трудно логически объяснить, но «русская лошадь» может быть большой или крупной, но не высокой. Еще одну загадку задает переводчику прилагательное «angular», образованное от существительного «angle» — «угол». По-русски от слова «угол» можно образовать несколько прилагательных, но лошадь нельзя назвать ни «угловой», ни «угловатой», ни «угольной». Переводчику придется предположить, что «углы» означают выпирающие кости, и выбрать вариант «худая» или «костлявая» (но не «костистая»). В целом, английский язык гораздо свободнее сочетает отдаленные признаки, чем русский.

В) Изменение направления отношений между признаками. Профессор принимает экзамены у студентов. Студенты сдают экзамены профессору. В романе Дж.Голсуорси «Сага о Форсайтах» есть такой эпизод. Герои романа едут в открытом автомобиле, он поворачивает за угол, и автор пишет «They had their backs to the sunshine now». Дословный перевод «Теперь их спины были обращены к солнцу» выглядит по-русски напыщенно и нелепо и в переводе читаем: «Теперь солнце светило им в спину».

4 Эквивалентность на уровне структурной организации высказывания, при которой сохраняется и часть значения синтаксических структур оригинала. В этом, четвертом типе эквивалентности используются аналогичные структуры, имеющие примерно те же значения в обоих языках. Например, английскому пассивному залогу соответствует страдательный залог в русском языке: «The house was sold for eighty thousand dollars» — «Дом был продан за восемьдесят тысяч долларов».

5 Эквивалентность на уровне семантики языковых знаков, которая имеет место при дословном переводе. Мы обнаруживаем группу переводов, в которых близость к оригиналу будет наибольшей, поскольку в них переводчик стремится как можно полнее воспроизвести значения слов оригинала с помощью дословного перевода: «I saw him at the theatre» — «Я видел его в театре». Этот тип эквивалентности встречается достаточно часто, но достижение эквивалентности на уровне семантики слова ограничивается несовпадением значений слов в разных языках [16].

Прагматическое значение и коммуникативный эффект, достигнутые при переводе, даже при отсутствии эквивалентности на семантическом и синтаксическом уровнях, делают перевод адекватным. Перевод оказывается не только адекватным, но и в разной степени эквивалентным, если эквивалентность достигнута на семантическом и синтаксическом уровнях.

Таким образом, качество перевода складывается из двух составляющих: адекватности, которая означает воспроизведение в переводе функции исходного сообщения, и эквивалентности, предполагающей максимальную лингвистическую близость текстов оригинала и перевода (точнее, максимально возможную применительно к каждому конкретному случаю).

По мнению В. В. Сдобникова, эти две категории находятся в отношениях иерархии, то есть эквивалентность является категорией, подчиненной по отношению к адекватности, и по своей значимости она второстепенна.

Подчиненное место понятию эквивалентности отводят в своей концепции и авторы коммуникативной универсальной модели «скопос» К. Райе и X. Фермеер (Вермеер) [1, 29, 31].

Особенностями данной концепции являются, во-первых, понимание цели перевода шире, чем коммуникативное задание и функция текста.

Во-вторых, авторы концепции определяют эквивалентность как функциональное соответствие текста перевода тексту оригинала, как частный случай осуществления цели перевода, не обеспечивающий ее успешности. Успех же перевода определяет адекватность, которую авторы понимают как правильный выбор способа перевода, то есть как параметр процесса перевода.

К. Райе и X. Фермеер отмечают, что понятия адекватности и эквивалентности не являются статичными, так как цель перевода всякий раз меняется, и на различных исторических этапах по-разному могли понимать функцию одного и того же текста.

В целях разграничения сфер использования понятий адекватности и эквивалентности рассмотрим возможные типы соотношений данных понятий.

 

1.3 Соотношение адекватности и эквивалентности в переводе

 

В процессе исторического развития представление о качестве перевода неоднократно изменялось. Бесконечную дискуссию о преимуществах вольного или буквального переводов можно назвать попыткой установить адекватность и/или установить надлежащий уровень эквивалентности.

Выбор степени лингвистической близости перевода к оригиналу определяется задачей достижения адекватности перевода. Прочная связь между этими категориями обеспечивается, по мнению В. В. Сдобникова, также тем, что обе эти категории относятся к результату переводческого процесса, то есть к тексту перевода.

В отличие от А. Д. Швейцера, полагавшего, что объектом категории эквивалентности является перевод как результат, а объектом категории адекватности — перевод как процесс [30], В. В. Сдобников считает, что тип переводческой стратегии, выбранной в соответствии с условиями протекания межъязыкового коммуникативного акта, влияет на результат процесса перевода, то есть определяет характер текста, который будет создан в результате.

Именно результирующий текст перевода будет оценен и охарактеризован как перевод адекватный или неадекватный, эквивалентный или неэквивалентный.

Таким образом, объектом и адекватности, и эквивалентности является именно результат перевода, что можно назвать закономерным, в связи с тем, что оценивается именно результат, а не оригинальный текст.

Поскольку адекватность перевода определяется соответствием перевода коммуникативной интенции отправителя сообщения, а эта интенция реализуется в тексте оригинала в целом, то использовать понятие адекватности можно лишь применительно к тексту перевода как таковому.

Отношения же эквивалентности устанавливаются между всеми частями текстов оригинала и перевода, однако, на разных уровнях, то есть категория эквивалентности относится к отдельным сегментам текста, а не к тексту в целом.

В. В. Сдобников предлагает четыре вида соотношений адекватности и эквивалентности, наиболее типичные для каждого вида перевода, выделяемых как в рамках жанрово-стилистической классификации, так и в рамках психолингвистической классификации.

При этом эквивалентность может быть представлена в разной степени, то есть лингвистическая близость текстов оригинала и перевода может быть разной в зависимости от ситуации. По мнению автора концепции, о степени адекватности говорить не приходится: перевод либо адекватен, либо не адекватен [26].

Перевод может быть адекватным в целом и эквивалентным на уровне отдельных сегментов текста (то есть отношения эквивалентности устанавливаются между всеми сегментами оригинала и перевода, как правило, не на уровне цели коммуникации).

Автор считает, что это наиболее качественный перевод. Такое качество чаще всего и легче всего достигается при переводе специальных текстов: научно-технических, экономических, юридических и т.п.

Перевод может быть адекватным, но не эквивалентным на уровне отдельных сегментов текста (речь идет о том, что отношения эквивалентности устанавливаются между сегментами на уровне цели коммуникации).

Лингвистическая близость между текстами оригинала и перевода минимальна. Подобный случай характерен для художественного перевода, особенно для перевода поэтического, так как в художественном переводе адекватность невозможна без обеспечения определенного художественно- эстетического воздействия на читателя. Оказание такого воздействия во многих случаях предполагает отказ от сугубой лингвистической близости перевода к оригиналу.

Перевод может быть эквивалентным, но не адекватным. Это тот случай, когда переводчик, в погоне за точностью перевода, упустил смысл переводимого текста, не понял его назначение, коммуникативную интенцию автора.

Такое может случиться и при переводе художественных текстов, и при переводе текстов специальных.

Перевод может быть неэквивалентным и неадекватным. Чаще всего подобное встречается в специальных видах перевода (например, в научно-техническом), когда переводчик в силу своей языковой некомпетентности или незнания предмета речи допускает неточности, искажения содержания, из-за которых информация передается в измененном виде.

Отсутствие эквивалентности проявляется при сопоставлении’ отдельных сегментов (предложений) текстов оригинала и перевода. От этого страдает и адекватность перевода, поскольку задача полной и точной, передачи информации в переводе не выполняется.

Стоит отметить, что первые два случая представляются нам примерами качественных переводов, а другие два случая – некачественных переводов. В ходе нашей работы мы рассмотрим второй тип соотношения адекватности и эквивалентности более подробно, так как он представляется нам наиболее интересным.

В связи с оценкой качества художественного перевода В. А. Нуриев выделяет две группы факторов, которые, по его мнению, влияют на адекватность перевода художественного теста [24].

К интралингвистическим факторам, влияющим на адекватность перевода, относятся те факторы, влияние которых обусловлено закономерностями организации систем взаимодействующих языков. Часто переводчик попадает в зависимость от принципов организации текста оригинала, что ведет к необходимости учета различных факторов, находящихся в ведении лингвистики текста.

К экстралингвистическим факторам относятся факторы, влияние которых детерминировано внеязыковыми явлениями. Окружающий мир, духовная жизнь и поведение людей отражаются в сознании человека в определенных когнитивных структурах, которые, в свою очередь, реализуются и переструктурируются в языковых категориях и формах.

Адекватность художественного перевода, таким образом, обусловлена не только знанием алгоритмов «чужой» культуры, но также столкновением картин видения или ментальных пространств автора исходного текста и его переводчиков, то есть их индивидуально-личностных особенностей восприятия объективной и субъективной действительности.

Следовательно, переводческая деятельность детерминирована двумя семиотическими картинами мира: национальной (этнической) и индивидуальной.

Таким образом, на основе рассмотренных выше теорий и концепций мы предлагаем следующие рабочие определения понятиям адекватности и эквивалентности художественного перевода.

Под эквивалентностью художественного перевода мы понимаем максимально возможную лингвистическую близость текста перевода тексту оригинала, под адекватностью художественного перевода понимается воссоздание речевого воздействия на получателя сообщения оригинала в тексте перевода

 

1.4 Локализация компьютерных игр

перевод игра русский язык

Международный рынок вносит существенный вклад в доходы компаний, издающих компьютерные игры, поэтому возможность локализации игры, как правило, закладывается ещё на этапе её разработки.

Локализация программного обеспечения — процесс адаптации программного обеспечения к культуре какой-либо страны. Как частность — перевод пользовательского интерфейса, документации и сопутствующих файлов программы с одного языка на другой [32].

Существует несколько уровней глубины локализации игр:

  • бумажная локализация (коробка, руководство пользователя, рекламные материалы и др.);
  • экономичная локализация (переводится весь текст, содержащийся в игре – интерфейс, подсказки, субтитры, описания и т.п.);
  • углубленная локализация (игра переозвучивается);
  • избыточная локализация (локализуются графические объекты);
  • глубокая локализация (производится адаптация сценария для конкретной страны).

Глубина локализации определяется спецификой конкретного проекта, бюджетом и другими факторами.

Несмотря на кажущуюся простоту текстов, перевод обязательно должен выполняться профессионалами, специализирующимися на компьютерных играх. В противном случае почти неизбежно возникновение ошибок, что потребует серьёзного редактирования, а в некоторых случаях даже повторного перевода. Например:

  • если длина переведенного текста значительно больше оригинального, он может не поместиться на исходную кнопку, внутрь окна или отведенного для него поля.
  • перевод текста для озвучивания должен выполняться с учётом длительности оригинальной фразы, а при озвучивании в профессиональном программном продукте «Lipsync» — артикуляции персонажа
  • если перевод выполняется в отрыве от контекста, то не исключены смысловые ошибки [33].

Таким образом, локализация — это сложная и всеобъемлющая операция, и уже при разработке ПО соображения будущей интернационализации должны учитываться самым серьёзным образом. Мы привыкли видеть программное обеспечение, русифицированное по первому-второму уровню; сложного ПО с исчерпывающей русификацией практически не существует. Примером глубокой локализации может служить операционная система Mac OS X компании Apple, где локализация нередко включает и национально-ориентированные пиктограммы [32].

Основные трудности при локализации компьютерных игр.

Нередко локализацию программ и инструкций выполняют весьма неудачно и непрофессионально:

  • из-за незнания локализатором-иностранцем языка (порой даже на уровне букв);
  • из-за плохого знания переводчиком (носителем русского языка) языка оригинала;
  • в результате перевода, выполненного в сжатые сроки (иногда машинного, оставленного без редактирования);
  • из-за технических ограничений (когда более длинное русское слово пытаются разместить на месте, отведенном под более короткое иностранное, в связи с тем, что не предоставлены исходные текстовые файлы — частая проблема в незаконных переводах программного обеспечения).

Стоит подчеркнуть, что выше приведены примеры основных ошибок, возникающих, если на качественный перевод не выделено средств и времени. Результаты подобного «творчества» порой называют «русефекация», подчеркивая их низкое качество.

Такие «огрехи» часто встречаются в неавторизованных локализациях, но вместе с тем, стоит отметить, что среди неавторизованных локализаций иногда встречаются довольно качественные варианты перевода, нередко оказывающиеся намного ближе к оригиналу, чем авторизованные локализации того же программного продукта, в связи с тем, что переводчик-любитель может лучше владеть специфической терминологией компьютерных игр.

 

1.5 Выводы по первой главе

 

Оценка качества перевода осуществляется путем сопоставления перевода с оригиналом. Понятия адекватности и эквивалентности не являются статичными, так как цель перевода всякий раз меняется, и на различных исторических этапах по-разному могли понимать функцию одного и того же текста.

Категории адекватности и эквивалентности служат для определения качества перевода. При этом, существуют различные типы соотношения адекватности и эквивалентности в переводе, он может быть:

  • адекватным в целом и эквивалентным на уровне отдельных сегментов текста;
  • адекватным, но не эквивалентным на уровне отдельных сегментов текста;
  • эквивалентным, но не адекватным;
  • неадекватным и неэквивалентным.

Процесс локализации программного обеспечения представляет собой сложную многоуровневую задачу, решение которой предполагает наличие высокой квалификации команды переводчиков.

 


  1. 2. Способы перевода имен собственных при локализации игр на примере MMORPG «World of Warcraft»

 

Может показаться, что перевод имен собственных не представляет особых трудностей. Даже переводом это называется весьма условно: ведь, как правило, имена собственные транскрибируются или транслитерируются. Это обусловлено своеобразием имен собственных, которые «по сути дела порождены не потребностями познания, а соображениями удобства коммуникации, особенностями языка». В современной лингвистике собственные имена часто определяются как называющие лексические единицы в отличие от нарицательных слов, которые считаются обозначающими единицами. Иначе говоря, у имен собственных на первый план выступает функция номинативная — называть, чтобы отличать однотипные объекты друг от друга, в противоположность именам нарицательным, основная функция которых — называть, чтобы сообщать значение, коннотировать. Кроме того, именования людей и географические названия не являются первичными лексическими единицами по своему происхождению, так как они образованы на базе нарицательных слов.

В повседневном общении и в любых контекстах, где имена собственные выполняют свои обычные функции, внутренняя форма этих слов, как правило, не воспринимается. Ею пренебрегают, так как, даже если смысл этой формы вполне ясен, ей не вменяются в речи характеристические, оценочные функции, хотя потенциальная оценочность в таких словах всегда сохраняется. Внутренняя форма остается частью собственной структуры слова, предназначаемого, как уже говорилось, для называния конкретных объектов, а не для их определения через понятия и лексическое значение. Именно поэтому с теоретической точки зрения смысловой перевод «обычных» имен собственных, у которых есть в языке оригинала нарицательные «двойники», чреват значительными информационными искажениями, а с точки зрения практической он привел бы к величайшей путанице, прежде всего в топонимике.

Итак, если внутренняя форма имени не обыгрывается, личные и географические имена передаются по новым или старым правилам транскрипции или традиционно. Традиционные соответствия зафиксированы в словарях (Moskau — Москва). Особый слой традиционных соответствий представляют собой библейские имена.

 

2.1 Типичные способы перевода

 

Существует несколько основных способов перевода: калькирование, транскрипция, транслитерация, конкретизация, генерализация и модуляция. Далее рассмотрим каждый из них подробнее.

Калькирование – это способ перевода лексической единицы оригинала путем замены ее составных частей – морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) их лексическими соответствиями в языке перевода (далее ПЯ). Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в ПЯ, копирующего структуру исходной лексической единицы. Именно так поступает переводчик, переводя superpower как «сверхдержава», mass culture как «массовая культура», green revolution как «зеленая революция». В ряде случаев использование приема калькирования сопровождается изменением порядка следования калькируемых элементов: first-strike weapon – оружие первого удара, land-based missile – ракета наземного базирования, Rapid Deployment Force – силы быстрого развертывания. Нередко в процессе перевода транскрипция и калькирование используются одновременно: transnational – транснациональный, petrodollar – нефтедоллар, miniskirt – мини-юбка [16].

Транскрипция и транслитерация – это способы перевода лексической единицы оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв ПЯ. При транскрипции воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его графическая форма (буквенный состав). Ведущим способом в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и графические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова ИЯ на языке перевода всегда несколько условна и приблизительна: absur­dist абсурдист (автор произведения абсурда), kleptocracy клептократия (воровская элита), skateboarding – скейтбординг (катание на роликовой доске). Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова ИЯ, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время. В англо-русских переводах наиболее часто встречающиеся при транскрибировании элементы транслитерации заключаются, в основном, в транслитерации некоторых непроизносимых согласных и редуцированных гласных (Dorset [‘dasit] — Дорсет, Campbell [‘kaerabalj— Кэмпбелл), передаче двойных согласных между гласными и в конце слов после гласных (Bonners Ferry – Боннерс Ферри, boss – босс) и сохранении некоторых особенностей орфографии слова, позволяющих приблизить звучание слова в переводе к уже известным образцам (Hercules missile – ракета «Геркулес», deescalation – деэскалация, Columbia – Колумбия). Традиционные исключения касаются, главным образом, освященных обычаем переводов имен исторических личностей и некоторых географических названий (Charles I – Карл I, William III – Вильгельм III, Edinborough -Эдинбург). [16]

Конкретизацией называется замена слова или словосочетания ИЯ с более широким предметно-логическим значением словом и словосочетанием ПЯ с более узким значением. В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения: единица ИЯ выражает родовое понятие, а единица ПЯ – входящее в нее видовое понятие:

Dinny waited in a corridor which smelled of disinfectant. Динни ждала в коридоре, пропахшем карболкой.

В ряде случаев применение конкретизации связано с тем, что в ПЯ отсутствует слово со столь широким значением. Так, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение (an entity of any kind) и на русский язык всегда переводится путем конкретизации: «вещь, предмет, дело, факт, случай, существо» и т.д. Иногда родовое название на языке перевода не может быть использовано из-за расхождения коннотативных компонентов значения. Английское meal широко при­меняется в различных стилях речи, а русское «прием пищи» не употребительно за пределами специальной лексики. Поэтому, как правило, при переводе meal заменяется более конкретным «завтрак, обед, ужин» и др.:

At seven o’clock an excellent meal was served in the dining-room.

В семь часов в столовой был подан отличный обед.

Понятно, что выбор более конкретного наименования всецело определяется контекстом и в других условиях в семь часов (вечера) мог быть подан и ужин.

Конкретизация часто применяется и тогда, когда в ПЯ есть слово со столь же широким значением и соответствующей коннотацией, поскольку такие слова могут обладать разной степенью употребительности в ИЯ и ПЯ. Выше уже отмечалась большая употребительность в английском языке слов с широким значением. При переводе таких слов конкретизация является весьма распространенным способом перевода. В романе Ч. Диккенса «Давид Копперфилд» следующим образом описывается поведение матери героя, испуганной внезапным появлением грозной мисс Бетси:

My mother had left her chair in her agitation, and gone behind it in the corner.

Английские глаголы с общим значением to leave и to go не могут быть переведены здесь с помощью соответствующих русских глаголов «покинуть» и «пойти». Неприемлемость перевода «Матушка оставила свое кресло и пошла за него в угол» не вызывает сомнений, русский язык не описывает такую конкретную эмоциональную ситуацию подобным образом. Лучшим способом обеспечить эквивалентность русского перевода является конкретизация указанных глаголов:

Взволнованная матушка вскочила со своего кресла и забилась в угол позади него.

Аналогичным способом следует перевести и другое предложение из того же романа:

My old dear bedroom was changed, and I was to lie a long way off.

Приехав домой после долгого отсутствия, мальчик видит, что все в доме изменилось и стало ему чуждым. Использование прямых соответствий сделало бы перевод этого английского предложения малопонятным. Почему кто-то должен «лежать вдали от спальни»? Контекст показывает, что «лежать» означает здесь «спать», а «вдали» указывает всего лишь другую часть дома. Именно так и должно быть сказано по-русски:

Моей милой старой спальни уже не было, и я должен был спать в другом конце дома.

Широко распространена конкретизация английских глаголов «говорения» to say и to tell, которые могут переводиться на русский язык не только как «говорить» или «сказать», но и более конкретными «промолвить, повторить, заметить, утверждать, сообщать, просить, возразить, велеть» и т.п.:

“So what?” I said.

– Ну и что? – спросил я.

Не told me I should always obey my father.

Он посоветовал мне всегда слушаться моего отца.

The boss told me to come at once.

Хозяин велел мне прийти сейчас же.

Генерализацией называется замена единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением, т.е. преобразование, обратное конкретизации. Создаваемое соответствие выражает родовое понятие, включающее исходное видовое:

Не visits me practically every week-end. Он ездит ко мне почти каждую неделю.

Использование слова с более общим значением избавляет переводчика от необходимости уточнять, субботу или воскресенье имеет в виду автор, говоря о «уик-энде».

Иногда конкретное наименование какого-либо предмета ни­чего не говорит Рецептору перевода или нерелевантно в условиях данного контекста:

Jane used to drive to market with her mother in their La Salle convertible.

Джейн ездила со своей матерью на рынок в их машине.

Не showed us his old beat-up’ Navajo blanket.

Он нам показал свое потрепанное индейское одеяло.

Более общее обозначение может быть предпочтительным и по стилистическим причинам. В художественных произведениях на русском языке не принято с пунктуальной точностью указывать рост и вес персонажей, если это не связано со спортивными соображениями, и сочетание a young man of 6 feet 2 inches в английском оригинале будет заменено в русском переводе на «молодой человек высокого роста».

Порой переводчик имеет возможность выбирать между более конкретным и более общим вариантом перевода и оказывает предпочтение последнему:

Then this girl gets killed, because she’s always speeding. – А потом эта девушка гибнет, потому что она вечно нарушает правила. (Ср. более «технический» вариант: «она вечно превышает скорость».)

“Who won the game?” I said. “It’s only the half.” – А кто выиграл? – спрашиваю. – Еще не кончилось. (Ср. «более спортивное»: «Это же только первый тайм».)

Методом генерализации могут создаваться и регулярные соответствия единицам ИЯ: foot – нога, wrist watch – наручные часы и т.д.

Модуляцией или смысловым развитием называется замена слова или словосочетания ИЯ единицей ПЯ, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно-следственными отношениями: I don’t blame them. – Я их понимаю. (Причина заменена следствием: я их не виню потому, что я их понимаю). He’s dead now. – Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.) Не always made you say everything twice. – Он всегда переспрашивал. (Вы были вынуждены повторять сказан­ное, потому что он вас переспрашивал.) При использовании метода модуляции причинно-следственные отношения часто имеют более широкий характер, но логическая связь между двумя наименованиями всегда сохраняется:

Manson slung his bag up and climbed into the battered gig behind a tall, angular black horse. (A. Cronin)

Мэнсон поставил свой чемодан и влез в расхлябанную двуколку, запряженную крупной костлявой черной лошадью.

Контекстуальная замена здесь явно необходима, особенно при переводе сочетания behind a horse, поскольку по-русски нельзя сказать: «Он сел в телегу позади лошади». Перевод slung his bag up через «поставил свой чемодан», behind a horse через «запряженную лошадью» и angular через «костлявая» осуществлен с помощью модуляции, хотя трудно точно опреде-лить, какова связь между соответствующими понятиями в оригинале и переводе.

В следующем примере эта связь более явная, но и здесь это скорее не «потому что», а «поскольку, постольку»:

Не would cheer up somehow, begin to laugh again and draw skeletons all over his slate, before his eyes were dry.

Он снова приободрялся, начинал смеяться и рисовал на своей грифельной доске разные фигурки, хотя глаза его еще были полны слез.(там же)

Далее рассмотрим эти способы перевода применительно к теме нашей работы, а именно переводу имен собственных, который обладает некоторыми особенностями по сравнению с переводом художественного или какого-либо другого текста.

 

2.2 Способы перевода, применяемые непосредственно при переводе имен собственных

 

Современный мир – это мир, в котором доминируют крупные транснациональные компании. Эти компании осуществляют свою деятельность на огромных территориях, в их деятельности принимают участие миллионы людей. Но при этом такая деятельность требует локализации огромного количества информации под нужды конкретной группы потребителей товаров и услуг компании. Важнейшую роль в этой локализации играют переводчики. Одной из наиболее сложных проблем, с которой приходится столкнуться переводчикам – это перевод имён собственных: названий компаний, имён персон и географических объектов, названий зданий и сооружений и прочего, то есть перевод безэквивалентной лексики.

Первоначально при переводе имён собственных необходимо уточнение названий по справочным материалам:

  • энциклопедии и справочники, географические атласы и пр.;
  • юридически значимые документы (Уставы, протоколы собраний и т.п.);
  • личное мнение носителя имени или его полномочных представителей.

В случае невозможности определения названия по справочным материалам, следует воспользоваться одним из трёх универсальных способов передачи иноязычных имён собственных:

  • максимально точная передача смысла названия;
  • максимально точная передача произношения на оригинальном языке;
  • комбинационный способ.

Способ 1. Максимально точная передача смысла названия

Данный способ предполагает пословный перевод названия с возможностью последующего построения фразы-названия. Например, перевод названия населённого пункта «Красный серп» на английский язык данным способом будет выглядеть следующим образом: «Red sickle». Следует отметить, что такой способ был распространён в начале XX века. Среди сложностей применения такого способа перевода названий, следует отметить, что в названиях зачастую могут использоваться слова и словоформы, не имеющие смысловых аналогов в различных языках. Примером таких названий может служить города Москва, Коломна и многие другие. Следует отметить, что способ точной передачи смысла не применяется при переводе фамилий персон.

Способ 2. Максимально точная передача произношения названия на оригинальном языке

Применение этого способа предполагает перевод иноязычных названий с использованием правил транскрипции и транслитерации. Примером применения такого способа является перевод чешского посёлка «Nove mesto» на русский как «Нове место». Такой способ получил распространение при создании уличных информационных щитов, когда для передачи названий объектов используются способы транслитерации названий на латиницу. Безусловным недостатком этого способа является невозможность передачи смысловой нагрузки названия и сложность транслитерации некоторых названий на иностранные языки. В случае применения данного способа между отдельными словами в названии, как правило, ставится тире, например «Нью-Йорк».

Способ 3. Комбинационный способ.

Комбинационный способ, который предполагает совместное применение способов 1 и 2, является наиболее распространённым в настоящее время. Данный способ предполагает перевод многословных названий путём точной передачи смысла названия, а при отсутствии такой возможности – передача названия точным произношением. Как правило, применение данного способа позволяет точно передать смысл прилагательного в названии и, по возможности, передать смысл оставшейся части названия. Крайним случаем перевода комбинационным способом является и передачи точного смысла (при возможности полного перевода названия по словам) и способ передачи произношения (при отсутствии возможности передачи смысла названия). Примеров применения такого способа достаточно много: «South park» = «Южный парк», «North Dakota» = «Северная Дакота» и пр.

При переводе имён следует в первую очередь обращать внимание на происхождение имени. Так, например, перевод имени Michael с английского или немецкого будут существенно отличаться. Общие рекомендации для перевода личных имён:

  • использование варианта перевода, основанного на личном пожелании носителя имени или его полномочного представителя;
  • применение общепринятого варианта (как правило, выполняется для всех популярных имён);
  • практическая транскрипция и транслитерация для редких имён.

Определённую сложность вызывает выбор способа транслитерации. Мы живём в эпоху глобализации, когда люди переезжают не только внутри своей страны, но и выезжают на постоянное или временное жительство за границу. Поэтому может встать вопрос, каким способом чтения имени необходимо воспользоваться: родной страны или страны эмиграции. Безусловно, первичным в данном случае является мнение самого носителя имени. Только от его желания может зависеть будет ли он Евгением, или останется Юджином. В случае отсутствия возможности уточнения правильного варианта перевода имени у носителя имени или его представителя, следует использовать общепринятый вариант или транскрипцию имени. В данном случае конкретный способ перевода имени зависит от переводчика [36].

Итак, все перечисленные характеристики имен собственных и рекомендации по переводу ономастики не затрагивают сугубо творческих проблем перевода. Они лишь обязывают переводчика накопить определенный багаж знаний и выработать необходимые профессиональные навыки. Однако, даже высококвалифицированных переводчиков могут ожидать некотрые трудности при переводе имен собственных. В таком случае, ему необходимо использовать справочную литературу, которая, к сожалению, не всегда предоставляет точный эквивалент того или иного имени.

Возможно, именно отсутствие необходимой справочной литературы порою приводит даже опытных переводчиков к ономастическим ошибкам в переводе [34].

В ходе нашей работы были рассмотрены 679 имен собственных, отобранных методом сплошной выборки, на материале имен собственных, представленных в MMORPG «World of Warcraft». Результаты анализа приведены в Приложении А.

Стоит отметить, что, занимаясь исследованием соотношения адекватности и эквивалентности при локализации игр, нами были получены следующие результаты:

Подавляющее большинство (668) единиц перевода в ПЯ были адекватными, единиц перевода, адекватность которых не была реализована в полной мере, найдено 9, и только 2 единицы перевода, по нашему мнению, не адекватно переданы в ПЯ, в связи с тем, что была допущена опечатка, что наглядно представлено на рис. 1.

 

Рис.1 – Результаты анализа адекватности перевода имен собственных

 

Большинство (510) единиц перевода в ПЯ являлись эквивалентными, однако, соотношение не полных эквивалентов (98) и вариантов перевода, не являющихся эквивалентами (71), практически равнозначно, что продемонстрировано нами на рис.2.

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод: в переводе имен собственных при локализации игр, адекватность перевода превалирует над его эквивалентностью, в связи, с чем в спорной ситуации переводчик жертвует переводческой эквивалентностью в пользу адекватности.

 

Рис.2 – Результаты анализа эквивалентности перевода имен собственных

 

При переводе, команда локализаторов использовала третий способ перевода, о котором говорилось ранее – комбинированный, так как на рис. 3 продемонстрированы данные, позволяющие утверждать, что, несмотря на практически равнозначное распределение использованных способов перевода в исследумом корпусе имен собственных, комбинированный способ, отмеченный на диаграмме как «Перевод» превалирует над транскрипцией и транслитерацией.

 

Рис. 3 – Результаты анализа способов перевода, использованных при локализации «World of Warcraft»

 

В ходе нашего исследования наиболее интересными нам представились следующие виды соотношения адекватности и эквивалентности в переводе:

  • адекватный, но не эквивалентный перевод на уровне отдельных сегментов текста;
  • эквивалентный, но не адекватный перевод;
  • неадекватный и неэквивалентный перевод.

Последний вариант является показателем некачественного перевода, примеров такого перевода в нашей работе два: Soleil Stonemantle – Солейла Камнегривая, Natalie Tootiblare – Натали Букинлер. В первом случае, говорящая фамилия Stonemantle была переведена не точно, несмотря на то, что полностью адекватный и эквивалентный перевод этой фамилии – «Каменная Мантия» – уже был употреблен локализаторами, при этом, согласно сценарию разработчика игры – персонажи с такой фамилией действительно связаны родственными узами. Во втором же случае, Natalie, Tooti и Blare – это персонажи известной в США комедии положений (далее ситкома). При переводе была применена модуляция и локализатор вместо того, чтобы использовать имена персонажей неизвестного в России сериала, использовал фамилию семьи из другого ситкома – «Счастливы вместе», более известного в России. На наш взгляд такой перевод является не очень удачным, в связи с тем, что переводчик не учел возрастные и гендерные рамки целевой аудитории – пользователями компьютерной игры в России являются, в основном, молодые люди 14-25 лет, в то время как сериал пользуется популярностью у девушек и женщин 18-35 лет.

Не менее интересным случаем перевода является эквивалентный, но не адекватный перевод, или перевод, адекватность которого не реализована в полной мере. Под не реализованной в полной мере адекватностью в данной работе считается перевод имени собственного не полностью или калькирование, одна из составляющих частей которого переведена не пословно, а модуляцией, как например Rickle GoldgrubberРикль Златочах. В примере выше переводчик произвел логическую трансформацию, посчитав, что образ «чахнущего над златом» будет более понятен русскоязычной аудитории. Но Goldgrubber – антономасия, отражающая безмерную жажду наживы вкупе в жадностью НИПа. В случае же таких модуляций одна из черт характера персонажа была утрачена – а именно, жажда обогащения, при этом сема жадности была сохранена – такой перевод в нашей работе мы не могли назвать неадекватным, равно как и адекватным, с связи с тем, что адекватность не реализована в полной мере.

В связи с тем, что как упоминалось выше, при локализации игр адекватность перевода довлеет над его эквивалентностью, адекватный, но неэквивалентный перевод в нашей работе явился наиболее частым случаем перевода. Одним из таких случаев является перевод имени банкира Laura Duta, как Служащая банка Дюта. В данном случае переводчик применил опущение и добавление одновременно – имя персонажа было убрано, а род занятий, с сохранением отражения гендерных признаков, был добавлен. Не смотря на то, что в нашей работе этот вариант перевода мы посчитали неэквивалентным, по нашему мнению, адекватность была полностью достигнута – реализована назывная функция имени, так как сохранена фамилия НИПа, при этом также отражен и род деятельности, с сохранением гендерного признака, отраженного при помощи окончания женского рода «Служащая».

Различные примеры сочетания адекватности и эквивалентности, обнаруженные нами в ходе исследования в корпусе имен собственных MMORPG «World of Warсraft» приведены в таблице 1.

 

Таблица 1 – Различные комбинации адекватности и эквивалентности перевода имен собственных при локализации игр.

Имя собственное оригинал Перевод имени собственного Степень адекватности перевода Степень эквивалентности перевода
Auctioneer Beardo Аукционист Вихлюн Адекватный Не полный эквивалент
Auctioneer Buckler Аукционист Щитос Адекватный Не полный эквивалент
Auctioneer Darise Аукционистка Дариса Адекватный Не полный эквивалент
Auctioneer Redmuse Аукционистка Краснушка Адекватный Не полный эквивалент
Auctioneer Stampi Аукционист Штампи Адекватный Не полный эквивалент
Berudan Keysworn Берудан Ключник Адекватный Не полный эквивалент
Daenice Данисса Адекватный Не полный эквивалент
L’lura Goldspun Л’люра Золотая Прядь Адекватный Не полный эквивалент
Aerith Primrose Эрит Примула Адекватный Не полный эквивалент
Applebough Яблочкин Адекватный Не полный эквивалент
Aquanos Акван Адекватный Не полный эквивалент
Archmage Timear Верховный маг Времиар Адекватный Не полный эквивалент
Bakor the Gangly Бакор Неуклюжий Адекватный Не полный эквивалент
Bimble Sparkfingers Бимбл Искропалец Адекватный Не полный эквивалент
Bitty Frostflinger Битти Хладолей Адекватный Не полный эквивалент
Braeg Stoutbeard Брейг Пивобород Адекватный Не полный эквивалент
Bragund Brightlink Брагунд Яркая Кольчуга Адекватный Не полный эквивалент
Brammold Deepmine Браммольд Глубоковод Адекватный Не полный эквивалент
Crafticus Mindbender Ремеслий Головолом Адекватный Не полный эквивалент
Darthalia Ebonscorch Дарталия Черножог Адекватный Не полный эквивалент
Dubin Clay Дьюбин Глин Адекватный Не полный эквивалент
Fabioso the Fabulous Фабиоцо Великолепный Адекватный Не полный эквивалент
Garl Grimgrizzle Гарл Мрачноседень Адекватный Не полный эквивалент
Horace Hunderland Гораций Хандерленд Адекватный Не полный эквивалент
Ildine Sorrowspear Ильдина Печальная Осока Адекватный Не полный эквивалент
Isirami Fairwind Изирами Попутный Ветер Адекватный Не полный эквивалент
Jepetto Joybuzz Джепетто Таратор Адекватный Не полный эквивалент
Joboba Mezbreaker Джобоба Мезолом Адекватный Не полный эквивалент
Kizi Copperclip Кизи Медностриг Адекватный Не полный эквивалент
Lady Jaina Proudmoore Леди Джайна Праудмур Адекватность не достигнута в полной мере Не полный эквивалент
Lalla Brightweave Лала Светопряд Адекватный Не полный эквивалент
Linda Ann Kastinglow Линда Анна Жаросвет Адекватный Не полный эквивалент
Lofwyr Le’Fleur Лофвир Ле Цвет Адекватный Не полный эквивалент
Mage-Commander Zuros Командир магов Зурос Адекватный Не полный эквивалент
Magus Fansy Goodbringer Волхв Фэнхзи Добродел Адекватный Не полный эквивалент
Matilda Brightlink Матильда Блестящая Нить Адекватный Не полный эквивалент
Metopious Loreseeker Метопиус Летописец Адекватный Не полный эквивалент
Mirla Silverblaze Мирла Серебряная Вспышка Адекватный Не полный эквивалент
Muran Fairden Муран Светлый Приют Адекватный Не полный эквивалент
Murgha the Tempered Мурга Закаленная Адекватный Не полный эквивалент
Nelur Lightsown Нелур Сеющий Свет Адекватный Не полный эквивалент
Pazik “The Pick” Prylock Пазик “Отмычка” Подгляд Адекватный Не полный эквивалент
Ranid Glowergold Ранид Златоплав Адекватный Не полный эквивалент
Reginald Arcfire Реджинальд Огненный Свод Адекватный Не полный эквивалент
Rin Duoctane Рин Двуоктан Адекватный Не полный эквивалент
Rulen Lightsreap Рулен Светлый Плод Адекватный Не полный эквивалент
Sabriana Sorrowgaze Сабриана Печальный Взгляд Адекватный Не полный эквивалент
Saedelin Whitedawn Сейделин Белый Рассвет Адекватный Не полный эквивалент
Shandy Glossgleam Шанди Шикблеск Адекватный Не полный эквивалент
Sheddle Glossgleam Шеддл Шикблеск Адекватный Не полный эквивалент
Shifty Vickers Ловкий Викерс Адекватный Не полный эквивалент
Sky-Reaver Klum Покоритель небес Клум Адекватный Не полный эквивалент
Skybreaker Marine Пехотинец с “Усмирителя небес” Адекватный Не полный эквивалент
Sorin Magehand Сорин Маг Адекватный Не полный эквивалент
Stormwind Cleric Священник из Штормграда Адекватный Не полный эквивалент
Stormwind Footman Пехотинец из Штормграда Адекватный Не полный эквивалент
Sunreaver Citizen Эльф-обыватель из Похитителей Солнца Адекватный Не полный эквивалент
Sunreaver Guardian Mage Маг-охранник Похитителей Солнца Адекватный Не полный эквивалент
Tabea Таби Адекватный Не полный эквивалент
Tassia Whisperglen Тассия Шепот Долин Адекватный Не полный эквивалент
Teller Almeida Служащий банка Алмейда Адекватный Не полный эквивалент
Teller Althiellis Служащий банка Алтиеллис Адекватный Не полный эквивалент
Teller Gee Служащий банка Джи Адекватный Не полный эквивалент
Teller Hanners Служащая банка Ханнерс Адекватный Не полный эквивалент
Teller Plushner Служащий банка Плюшнер Адекватный Не полный эквивалент
Teller Rames Служащий банка Реймс Адекватный Не полный эквивалент
Theresa Wolf Тереза Вульф Адекватный Не полный эквивалент
Uda the Beast Уда Зверюга Адекватный Не полный эквивалент
Warbot Боевой робот Адекватный Не полный эквивалент
Warcaster Fanoraithe Военный заклинатель Фанорайт Адекватный Не полный эквивалент
Warp-Huntress Kula Астральная охотница Кула Адекватный Не полный эквивалент
Windle Sparkshine Виндл Искросвет Адекватный Не полный эквивалент
Wounded Dalaran Protector Израненный даларанский заступник Адекватный Не полный эквивалент
Wounded Dalaran Serpent Израненный даларанский змей Адекватный Не полный эквивалент
Wounded Dalaran Shield Guard Израненный даларанский стражник Адекватный Не полный эквивалент
Wounded Dalaran Watcher Израненный даларанский дозорный Адекватный Не полный эквивалент
Zom Bocom Зом Боком Адекватный Не полный эквивалент
“Epic” Malone Ruffian “Эпик” Малоун Головорез Адекватный Не полный эквивалент
Aldor Acolyte Алдорский послушник Адекватный Не полный эквивалент
Aldor Vindicator Алдорский воздаятель Адекватный Не полный эквивалент
Amshesha Stilldark Амшеша Безмолвная Тьма Адекватный Не полный эквивалент
Cragmaw Скалозев Адекватный Не полный эквивалент
Dathris Sunstriker Датрис Солнцесвет Адекватный Не полный эквивалент
Ernie Packwell Эрни Упакуй Адекватный Не полный эквивалент
Haelga Slatefist Хельга Сланцевый Кулак Адекватный Не полный эквивалент
Lisrythe Bloodwatch Лизрита Кровавый Взор Адекватный Не полный эквивалент
Lonika Stillblade Лоника Безмолвный Клинок Адекватный Не полный эквивалент
Loremaster Skosiris Хранитель мудрости Скосирис Адекватный Не полный эквивалент
Magistrix Fyalenn Магистр Файленн Адекватный Не полный эквивалент
Mi’irku Farstep Ми’ирку Широкая Поступь Адекватный Не полный эквивалент
Montok Redhands Монток Краснорукий Адекватный Не полный эквивалент
Muffin Man Moser Булочник Мозер Адекватный Не полный эквивалент
Quelama Lightblade Квелама Меч Света Адекватный Не полный эквивалент
Veynna Dawnstar Вейнна Утренняя Звезда Адекватный Не полный эквивалент
Wolf-Sister Maka Мака Волчья Сестра Адекватный Не полный эквивалент
Yula the Fair Юлла Справедливая Адекватный Не полный эквивалент
Yurial Soulwater Юриал Душа Воды Адекватный Не полный эквивалент
Auctioneer O’reely Аукционист Дану Адекватный Неэквивалентный
Auctioneer Yarly Аукционист Нуда Адекватный Неэквивалентный
Laura Duta Служащая банка Дюта Адекватный Неэквивалентный
Niles Habert Казначей Хаберт Адекватный Неэквивалентный
Pank Пунк Адекватность не достигнута в полной мере Неэквивалентный
Richard Banning Служащий банка Баннинг Адекватный Неэквивалентный
Rickle Goldgrubber Рикль Златочах Адекватность не достигнута в полной мере Неэквивалентный
Soleil Stonemantle Солейла Камнегривая Неадекватный Неэквивалентный
Susan Halder Служащая банка Халдер Адекватный Неэквивалентный
Viznik Goldgrubber Визник Златочах Адекватность не достигнута в полной мере Неэквивалентный
Alfred Copperworth Альфред Бэрриморт Адекватный Неэквивалентный
Anthony Durain Антоний Дюрейн Адекватный Неэквивалентный
Badluck Неудачка Адекватный Неэквивалентный
Brassbolt Mechawrench Медноштиф Латунник Адекватный Неэквивалентный
Dorian Fines Дориант Шахтер Адекватный Неэквивалентный
Drool Болтун Адекватный Неэквивалентный
Emeline Fizzlefry Эмилина Маслобрызг Адекватный Неэквивалентный
Fialla Sweetberry Флалла Сладкоягода Адекватность не достигнута в полной мере Неэквивалентный
Frozo the Renowned Ледо Прославленный Адекватный Неэквивалентный
Ghostly Dalaran Celebrant Радующийся даларанский дух Адекватный Неэквивалентный
Herwin Steampop Эрвин Парохлоп Адекватный Неэквивалентный
Hira Snowdawn Хира Снежная Заря Адекватный Неэквивалентный
Hootie Филя Адекватный Неэквивалентный
Jedidiah Handers Джедидай Хендерс Адекватный Неэквивалентный
Kylo Kelwin Кайл Келвин Адекватный Неэквивалентный
Magister Brasael Магистр Бразайл Адекватность не достигнута в полной мере Неэквивалентный
Natalie Tootiblare Натали Букинлер Неадекватный Неэквивалентный
The Chooch Дурандас Адекватный Неэквивалентный
Trapjaw Rix Чуднокусь Рикс Адекватный Неэквивалентный
Usuri Brightcoin Усури Златоблям Адекватный Неэквивалентный
Vereesa Windrunner Вериса Ветрокрылая Адекватный Неэквивалентный
Violet Hold Guard Стражник Аметистовой крепости Адекватный Неэквивалентный
Washed-Up Mage Уставший маг Адекватный Неэквивалентный
Whirt the All-Knowing Вирт Всезнайка Адекватный Неэквивалентный
Xazi Smolderpipe Ксази Смолюга Адекватный Неэквивалентный
Zidormi Зидорму Адекватный Неэквивалентный
“Creepjack”<Ruffian> “Ганканец”<Головорез> Адекватный Неэквивалентный
Adam Eternum Адам Вселенус Адекватный Неэквивалентный
Albert Quarksprocket Альберт Кваркштейн Адекватный Неэквивалентный
Arcanist Savan Чародей Савэн Адекватный Неэквивалентный
Bergrisst Бергисст Адекватность не достигнута в полной мере Неэквивалентный
Chomps Глод Адекватный Неэквивалентный
Commander Steele Командир Сталль Адекватный Неэквивалентный
Cro Threadstrong Кро Ладнокрой Адекватный Неэквивалентный
Dusky<Caylee’s Pet> Чернушка <Питомец Кайли> Адекватный Неэквивалентный
Eebee Jinglepocket Лореала Деньгозвон Адекватный Неэквивалентный
Fel-Caller Guloto Призыватель ужаса Гулото Адекватный Неэквивалентный
Granny Smith Бабушка Антоновка Адекватный Неэквивалентный
Griftah Жуль Адекватный Неэквивалентный
Grisy Spicecrackle Гризи Перцечих Адекватный Неэквивалентный
Haggard War Veteran Хаггард Ветеран Адекватный Неэквивалентный
Haldor the Compulsive Халдор Мнительный Адекватный Неэквивалентный
Haris Pilton Псения Кобчак Адекватный Неэквивалентный
High Enchanter Bardolan Верховный мастер наложения чар Бардолан Адекватный Неэквивалентный
Iorioa Иория Адекватный Неэквивалентный
Jijia Джилия Адекватный Неэквивалентный
Jim Saltit Джим Соленит Адекватный Неэквивалентный
Karokka Харокка Адекватный Неэквивалентный
Legs Ногастик Адекватный Неэквивалентный
Madame Ruby Мадам Рубина Адекватный Неэквивалентный
Morulu The Elder Морулу Древний Адекватный Неэквивалентный
Muha Муах Адекватный Неэквивалентный
Nemiha Немина Адекватный Неэквивалентный
Orphan Matron Mercy Попечительница сирот Мила Адекватный Неэквивалентный
Peanut Орешек Адекватный Неэквивалентный
Ricole Nichie Риколь Ниччи Адекватный Неэквивалентный
Selanam the Blade Селанем Острый Меч Адекватный Неэквивалентный
Sig Nicious Сиг Шивес Адекватный Неэквивалентный
The Rokk Скалл Адекватный Неэквивалентный
Tinkerbell Жеребень Адекватный Неэквивалентный
Vagabond Босяк Адекватный Неэквивалентный
Fineas G. Bankworthy Финеас Г. Бенкворти Адекватность не достигнута в полной мере Эквивалентный
Amera Sky Амера Скай Адекватность не достигнута в полной мере Эквивалентный

 

2.3 Выводы по второй главе

 

Проанализировав корпус имен собственных, отобранный методом сплошной выборки, мы пришли к следующим выводам:

1) Способами перевода имен собственных, используемыми при локализации игр являются в равной степени транскрипция, транслитерация и перевод, то есть применение различных переводческих трансформаций при переводе. В ходе данного исследования были отмечены следующие виды переводческих трансформаций: калькирование, модуляция, опущение, добавление и другие. Кроме того, стоит отметить, что также довольно широко распространен пословный перевод, использующийся, в основном, при переводе профессий или рода деятельности «Аукционер», «Служащий банка», «Следопыт», «Заклинатель».

2) В переводе имен собственных при локализации игр, адекватность перевода превалирует над его эквивалентностью, в связи, с чем в спорной ситуации переводчик жертвует переводческой эквивалентностью в пользу достижения адекватности.

3) Кроме того, адекватность достигается не только путем максимальной передачи антономасий при переводе, но и за счет сохранения гендерных признаков при переводе. В связи с тем, что некоторые вымышленные имена собственные, подчеркивающие принадлежность игры к жанру «фентези», в английском языке не несут в себе семы половой принадлежности, локализаторами правомерно был использован метод добавления – Auctioneer Epitwee и вариант перевода, примененный переводчиком Аукционистка Эпитви.

 

 

Заключение

 

Оценка качества перевода осуществляется путем сопоставления перевода с оригиналом. Понятия адекватности и эквивалентности не являются статичными, так как цель перевода всякий раз меняется, и на различных исторических этапах по-разному могли понимать функцию одного и того же текста.

Категории адекватности и эквивалентности служат для определения качества перевода. При этом, существуют различные типы соотношения адекватности и эквивалентности в переводе, он может быть:

  • адекватным в целом и эквивалентным на уровне отдельных сегментов текста;
  • адекватным, но не эквивалентным на уровне отдельных сегментов текста;
  • эквивалентным, но не адекватным;
  • неадекватным и неэквивалентным.

Процесс локализации программного обеспечения представляет собой сложную многоуровневую задачу, решение которой предполагает наличие высокой квалификации команды переводчиков.

Проанализировав корпус имен собственных, отобранный методом сплошной выборки, мы пришли к следующим выводам:

1) Способами перевода имен собственных, используемыми при локализации игр являются в равной степени транскрипция, транслитерация и перевод, то есть применение различных переводческих трансформаций при переводе. В ходе данного исследования были отмечены следующие виды переводческих трансформаций: калькирование, модуляция, опущение, добавление и другие. Кроме того, стоит отметить, что также довольно широко распространен пословный перевод, использующийся, в основном, при переводе профессий или рода деятельности «Аукционер», «Служащий банка», «Следопыт», «Заклинатель».

2) В переводе имен собственных при локализации игр, адекватность перевода превалирует над его эквивалентностью, в связи с чем в спорной ситуации переводчик жертвует переводческой эквивалентностью в пользу достижения адекватности.

3) Кроме того, адекватность достигается не только путем максимальной передачи антономасий при переводе, но и за счет сохранения гендерных признаков при переводе. В связи с тем, что некоторые вымышленные имена собственные, подчеркивающие принадлежность игры к жанру «фентези», в английском языке не несут в себе семы половой принадлежности, локализаторами правомерно был использован метод добавления – Auctioneer Epitwee и вариант перевода, примененный переводчиком Аукционистка Эпитви.


Share | Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.